logo
Раскрытие информации эмитентами
Казанский Юридический Центр предоставляет широкий спектр услуг в сфере правового и финансового консалтинга. В 2008-2012 гг. Центр занимает 2 место в рейтинге юридических компаний РТ. В 2011-2012 гг. компания отобрана в качестве участника гос.программы «Начало дела».

Деловая репутация. Защита морального здоровья компании

30.12.2011

Понятие честь и достоинство в той или иной степени широко известно всем, кто сталкивался с оскорблением, ложными обвинениями, распространением недействительных порочных сведений. Негативные последствия данных деяний связаны в первую очередь не с имущественными убытками, а моральным вредом: психологическими и нравственными страданиями потерпевшего. Действительно, человек помимо физических и имущественных неудобств склонен испытывать и психоэмоциональный дискомфорт, который подлежит возмещению виновным в причинении вреда лицом.

Нечто подобное, также относящееся к нематериальному миру, введено в оборот и в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Российскому законодательству такой объект известен под именем деловая репутация. Несмотря на то, что хозяйствующий субъект по определению не может испытывать нравственные переживания, правовое регулирование защиты деловой репутации весьма схоже с защитой морального вреда гражданина, честь и достоинство которого унижено. Более того, пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса РФ, определяя правила защиты деловой репутации, отсылает нас к порядку защиты чести и достоинства гражданина.

Вместе с тем, понятие морального вреда в экономической сфере всё также не применимо. Окончательную дифференциацию этих понятий провел Конституционный суд Российской Федерации в Определении от 04.12.2003 № 508-О.

Конституционно-правовое истолкование и правовые позиции, выработанные в данном Определении, предопределили динамику и курс судебной практики по делам о защите деловой репутации.

Как указал КС РФ, применяя тот или иной способ защиты права к деловой репутации необходимо учитывать, в первую очередь, природу самого юридического лица. При этом организации, вправе заявить исковые требования о компенсации нематериальных убытков, причиненных умалением деловой репутации, или неимущественного вреда, характеризующее самостоятельным содержанием, которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Однако, как отдельно отметил КС РФ, понятие деловой репутации по своему содержанию отлично от содержания морального вреда, причиненного гражданину.

Возможность защиты деловой репутации и компенсации убытков за её умаление, в той или иной степени, признается практически всеми правовыми системам.

В частности, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, в толковании Европейского суда по правам человека, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу.

В решении ЕСПЧ от 6 апреля 2000 года по делу "Компания Комингерсол С.А." против Португалии", указано, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, среди них необходимо принять во внимание репутацию компании. Более того, европейский суд учел и такие не котируемые российскими судами факторы как неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании.

Исходя из вышеприведенных позиций, при защите деловой репутации, помимо опровержения и иных последствий, названных в ст. 152 ГК РФ, компенсации подлежат и причиненные убытки, вызванные умалением деловой репутации, которые хотя и схожи с содержанием морального вреда (при широком толковании конвенционных прав в правоприменительной практике ЕСПЧ), однако не тождественно ему.

В российской правоприменительной практике, основополагающим разъяснительным документом, является Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005г. №3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц". Следует отметить, что правовые позиции, изложенные в данном Постановлении, базируются, в основном, на международных нормах и практике ЕСПЧ, что нельзя назвать традиционным подходом для Верховного суда РФ. Вызвано это, во-первых, недостаточным нормативным регулированием сферы чести, достоинства и деловой репутации в национальном законодательстве, а во-вторых, необходимостью обеспечения баланса между защитой деловой репутации и конвенционными, неотъемлемыми демократическими свободами слова и выражения собственного мнения.

С одной стороны оказалось неотъемлемое право каждого на формирование собственного суждения, с другой недопустимость применения актов недобросовестной конкуренции, распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица и оказывающего негативное влияние на предпринимательскую деятельность и экономические показатели деятельности организации. Ведь абсолютное, ничем не ограниченное право, может породить злоупотребление им, т.е. применение исключительно в целях причинения вреда. Такой вопрос предстояло решить российской судебной практике применения и толкования норм о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Анализ состоявшихся судебных актов позволяет сделать вывод, что право граждан на выражение собственного мнения оказалось приоритетнее и не ограничено риском умаления деловой репутации юридического лица, даже если при этом существуют иные обстоятельства, формирующие состав гражданского правонарушения в области деловой репутации, а именно: факт распространения таких сведений и их порочащий характер (Постановление ФАС Поволжского округа от 30.09.2010 по делу №А65-32364/2009, Определение Верховного Суда РФ от 14.06.2011 N 5-В11-49).

Краеугольным камнем для истцов, разбившем большинство судебных требований, является обязанность истца доказать тот факт, что сведения были выражены именно в форме утверждений о фактах или событиях. Оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты, поскольку являются выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, которые не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (п.9 . Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005г. №3). При установлении в судебном порядке трех юридических фактов: распространение сведений, их порочащий характер и несоответствие действительности, ущемленная деловая репутация подлежит судебной защите. Однако если сведения выражены в форме мнений или суждений, остальные обстоятельства не имеют значения для дела, иск остается без удовлетворения.

Не вызывает сомнения, что подобное положение дел в предпринимательской сфере, которая отличается (или должна отличаться) агрессивной конкурентной средой, без нормативного противовеса в виде антимонопольного законодательства, породило бы огромное количество нелицеприятных "мнений" и "суждений" о конкурентах.

Некорректное сравнение товаров (работ, услуг) двух разных производителей уже образует самостоятельный состав административного правонарушения, является актом недобросовестной конкуренции согласно ст. 14 Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции". Таким образом, хозяйствующие субъекты не лишены возможности, в какой-то степени, дать адекватный ответ и опровергнуть некорректные сведения, даже в том случае если они распространены в форме субъективного мнения. При судебной защите деловой репутации, в случае доказанности её умаления, размер компенсаций судами определяется по-разному и в большинстве случаев составляет символическую сумму. Вместе с тем необходимо учитывать, что деловая репутация является объектом гражданских прав и входит в состав предприятия (ст. 132 ГК РФ). Следовательно, абсолютно правомерно проведение оценки или экспертизы для определения стоимости деловой репутации в денежном выражении, в целях аргументации требований о денежной компенсации опороченной репутации, поскольку она составляет нематериальный актив предприятия. Данная позиция подержана и судебной практикой, в частности Постановление ФАС Поволжского округа от 19.07.2011 по делу №А06-590/2010, суд определил размер компенсации за распространение порочащих и не соответствующих действительности сведений исходя из оценочной стоимости деловой репутации предприятия в размере 3,5 млн.руб. (!!!).

Защита деловой репутации, при правильном проведении предварительного анализа обстоятельств распространения порочащих сведений и их характера, является действенным инструментом конкурентной борьбы и в случае успеха может принести более чем положительные результаты от опубликования судебного решения, опровергающее ранее распространенные сведения, что только усилит доверие партнеров и потребителей, до компенсации убытков в солидном размере.

Смирнов Александр Андреевич,
юрист Казанского юридического центра.



Опубликовать:

Отзывы

01.11.2016 Савелий Зеленков

Отличная юридическая компания, к которой мы обращаемся регулярно. Очень качественная юр. помощь, люди знают своё дело. Особенно хотел бы отметить Александра Смирного, знатока своего дела. Спасибо!
Источник: Flamp

Все отзывы

Компания Казанский Юридический Центр не является регистрирующим органом и оказывает услуги только в части получения/подачи/подготовки документов (сведений) и/или представительства в соответствующих государственных органах, осуществляющих государственную регистрацию (регистрацию изменений/реорганизацию/ликвидацию) юридических лиц/индивидуальных предпринимателей, регистрацию перехода прав на объекты недвижимости, регистрацию выпуска (дополнительного) выпуска ценных бумаг (акций), регистрацию объектов интеллектуальной собственности и перехода прав на них и пр. Подробнее